Жуковский Петр Корнеевич

Petr Gukovski
Вид деятельности
Герой войны
Дата рождения
06 сентября 1915
Место рождения
Днепропетровск
Сайты и соцсети
Резюме

Был солнечный летний воскресный день. В рабочем поселке строителей железнодорожной линии Акмолинск-Карталы было принято большим коллективом, с семьями и детьми выезжать на берег реки Ишим на отдых.

Пикник состоялся и 22 июня 1941 года. От поселка было четыре километра. О какой-то связи тогда и речи не было. И так получилось, что до самого вечера день прошел в беззаботном отдыхе, купании, дружном застолье за ведром ароматной ухи. Пели песни, и никто не знал, что с 4-х часов утра шла война, а гитлеровский сапог топал уже родную землю на Западе страны...

Мой отец Петр Корнеевич Жуковский, выпускник Днепропетровского железнодорожного института, в числе 20 тысяч молодых людей из городов Украины, из Москвы, Орла, Курска, Белгорода по комсомольской путевке в марте 1939 года прибыл на строительство железнодорожной ветки Акмолинск-Карталы в Казахстан...

История строительства, как показала жизнь, стратегического участка железнодорожной линии Акмолинск-Карталы берет свое начало с решения XVIII съезда ВКП(б), состоявшегося в марте 1939 года. Тогда было решено: «В целях необходимости приближения промышленности к источникам сырья и районам потребления и ликвидации нерациональных и чрезмерно дальних перевозок грузов начать строительство железной дороги на участке Акмолинск-Карталы», чтобы сократить расстояние между карагандинским угольным бассейном и магнитогорским комбинатом, обеспечивая бесперебойную доставку угля предприятиям всего Южного Урала.

В годы Великой Отечественной войны по еще не принятому в эксплуатацию участку железной дороги пошли составы: уголь Караганды, как хлеб был необходим Магнитке, металл которой так нужен был заводам для производства военной техники.

Вспоминая этот эпизод своей жизни, отец рассказывал, что условия работы были тяжелыми. Самая востребованная специальность — землекоп. Было несколько десятков примитивных ползунковых скреперов и конные грабли — это олицетворяло собой в духе того времени механизацию проводившихся земляных работ. На всем протяжении дороги отсыпка полотна была выполнена вручную. Но несмотря на все трудности, график работ выполнялся четко. А он как начальник участка работ за срыв темпов работ мог быть привлечен к уголовной ответственности. Понимая это, каждый день бригады рапортовали об ударных темпах работ. А 28 января 1940 года был забит «золотой» костыль в шпалу на стыке рельсов с двух направлений — со станции Акмолинск и станции Карталы. «В этот день был трескучий мороз и сильный буран. Наркомовскую водку за Сталинско-магнитогорскую магистраль из железных кружек закусывали мерзлым хлебом, отпиливая куски от буханок пилой».

Но даже в таких условиях человеческая жизнь била ключом, тем более у молодежи. Несмотря на отсутствие элементарных бытовых условий, были праздники, по вечерам — танцы, зарождалась любовь, образовывались семьи и рождались дети.

Здесь же встретились молодой инженер-железнодорожник из Днепропетровска Петр Жуковский и выпускница Орловского юридического техникума Мария Жаркова. Свадьба была веселая и шумная, несмотря на мороз, 19 ноября 1939 года. А 9 января 1941 года на свет появилась доця, так звал меня отец на украинский манер.

Вечером 22 июня шумной компанией железнодорожники возвращались в поселок. «Ты сидела у меня на плече, - вспоминал папа. - Когда стали подходить к поселку, повстречался аксакал-казах, пасший корову.

- Беда! Большой беда, дети, война!

Как шли гурьбой, так и замерли на дороге, а потом оставили детей и жен и побежали в военкомат. Там уже толпился народ. Многим ребятам и девчатам, особенно тем, у кого были значки «Ворошиловский стрелок», «БГТО» и «Отличник парашютного спорта» повестки вручали сразу.

Мне с однокурсником и другом Сашей тоже вручили повестку о призыве на военную службу. Как все, пошли мы в парикмахерскую. Отстояли очередь. Парикмахер дядя Яша опасной бритвой снял мою шевелюру. Я так изменился сразу, что сам себя не узнал. Непривычно как-то без волос. Пошутили с другом и пошли на склад получать обмундирование. И когда подошел наш черед, капитан, заглянув в список фамилий, переспросив, сказал: «У вас бронь. Идите на работу».

Так запомнился мне первый день войны: 22 июня 1941 года меня бесплатно наголо побрили в парикмахерской», - с грустной усмешкой вспоминал отец.

Его, железнодорожника, на воинскую службу не призвали, но назначенный машинистом паровоза он с 28 июня 1941 года до самого окончания войны был на передовой с воинскими эшелонами, санитарными поездами, составами с углем, рудой, нефтью, лесом и военной техникой.

Сколько раз удавалось увести паровоз от горящих составов, но в феврале 1943 года небольшой кусок немецкой бомбы угодил прямо в котел паровоза. Взрывом повредило паропровод. Помощник машиниста отвел машину от горящих сзади вагонов. Но помощи ждать было неоткуда. Набросив на голову и плечи мокрую фуфайку, он полез в паровозную топку, отыскал порыв в паропроводе, наложил хомут. Устранив неисправность, собрался через топку покинуть котел. Вдруг сзади рванула и закипела струя пара. Жаром обдало спину, правую ногу, руку и лицо...

В шоковом состоянии, не ощущая боли, он все-таки устранил и второй порыв, а как выбрался из котла, уже не помнил. Помощник, заняв место машиниста, погнал паровоз на станцию. Там его отвезли в военный госпиталь. Без сознания, или, как теперь говорят, в коме, он пролежал три месяца, а потом еще три его выхаживали и лечили тем самым вонючим, но чудодейственным бальзамом на рыбьем жиру, который создал знаменитый хирург, врач с большой буквы, основатель целого направления медицинской науки Александр Васильевич Вишневский. Очень многим спасла здоровье и жизнь мазь «Вишневского», особенно в годы Великой Отечественной войны.

Отец приехал из госпиталя в январе 1944 года. Через месяц вернулся на паровоз, и снова — поездки по разным маршрутам, только над составами уже не летали немецкие самолеты. Война шла далеко от казахстанских просторов.

Нонна ЖАРКОВА