Семья Ромашиных из ЗАТО Знаменск отпраздновала бриллиантовый юбилей

Интервью
Семья Ромашиных из ЗАТО Знаменск отпраздновала бриллиантовый юбилей
Семья Ромашиных из ЗАТО Знаменск отпраздновала бриллиантовый юбилей
8 августа, 15:10Фото: Елена Нечаева
Тихое счастье знаменской семьи

Большой семейный праздник, который 5 августа отметит чета Ромашиных, в народе называют «первой бриллиантовой», что означает, что уже никто и ничто не в силах расторгнуть столь долгий союз двух сердец.

Неисповедимы пути судьбы! По каким-то, одной ей ведомым силам, из миллионов человеческих жизней она выбирает две и соединяет их крепкими узами на долгие-долгие годы.

Вот и Нина Николаевна и Виктор Павлович Ромашины накануне своего семейного юбилея, сидя рядышком на диване, отправились в свое далекое-далеко, в разные концы нашей большой страны, где появились на свет, и каждый пошел своей дорогой навстречу друг другу...

Виктор Павлович Ромашин, отметивший свой 79-й день рождения 10 июня, не помнит родителей, знает только свою фамилию и имя отца по свидетельству о рождении. А детство осталось там, в небольшой деревушке Панюковичи, что в Брянской области.

Двум близнецам - Жене и Вите, родившимся 10 июня 1942 года, еще не было и года, когда Великая Отечественная война черным крылом беды накрыла семью Павла Ромашина. Он, оставив семью в деревне, по заданию партии возглавив партизанский отряд, ушел в леса. В селе остались старики да женщины с детьми.

Фашистские самолеты то и дело кружили, сбрасывая на сельские домишки свой смертоносный груз. Однажды сброшенная с самолета бомба попала во двор дома Ромашиных. Дети, сидевшие на крыльце, чудом остались живы. А вот их мама так и осталась лежать возле тазика с бельем, которое развешивала на веревку...

Как случилось, что дети командира партизанского отряда попали сначала в приют, а потом скитались по детским домам, убегая от войны, которая настигала их в городах, куда перевозили детей из одного детского дома в другой, теперь уже никто не расскажет. А Виктор Павлович помнит только с того момента, когда подрос и стал понимать, что живут они с братом не дома, а рядом нет ни мамы, ни отца.. И находится он в детском доме села Черный Яр Астраханской области. Так далеко от родных мест забросила детей война, оставив круглыми сиротами, потому что в одном из боев с немецкими захватчиками погиб и командир партизанского отряда.

На астраханской земле, далекой от брянщины, война, разыгравшаяся жестоким сражением за Сталинград, тоже оставила свой след, но потерявшие родителей малыши были под присмотром, одеты и обуты, худо-бедно, но накормлены, а те, кому исполнилось семь лет, уже садились за школьные парты.

Родным и единственным для Виктора Ромашина стал детский дом села Черный Яр. Здесь он жил, учился в школе. А когда закончил семь классов, в 1957 году, вместе с такими же подростками учитель физкультуры повез его в военный городок Капустин Яр. Здесь находилось производственно-техническое училище, которое было призвано обеспечивать рабочими кадрами Управление инженерных работ № 117, военных строителей, которые возводили ракетный полигон «Капустин Яр» и жилой городок для семей офицеров и военных строителей.

Выпустился специалистом по столярному и плотницкому делу. Работать направили в столярный цех домостроительного комбината, где проработал с 1959 по 1962 год. Все деревянные изделия, которые установлены в жилых домах и административных зданиях города, постройки тех лет, вышли из столярного цеха, где работал «Ударник коммунистического труда», удостоенный чести сфотографироваться у Знамени УИР-117, Виктор Павлович Ромашин...

Воспоминания, которые увели в далекое детство, юность и выбор дальнейшего пути в большую жизнь, разволновали и растрогали не только Виктора Павловича, но и его супругу, которая не могла оставаться безучастной к нелегкой жизни человека, ставшего для нее опорой, надеждой, любимым и единственным...

Бойкой и смышленой девочкой росла Ниночка в большой семье Николая Егоровича и Пелагеи Ивановны Сахновых. Как сказали бы в старину, восемь ртов было, и всех надо было одеть, обуть и накормить. Отец трудился в артели «Буревестник», а затем возглавил бригаду рыбаков в артели, а мать не работала, ей и дома-то времени не хватало смотреть за детьми, большим хозяйством, живностью, огородом и садом. Ухода все это требовало большого. Родители не знали ни сна, ни отдыха, чтобы прокормить семью, и дом Николая Сахнова всегда был «полной чашей», даже в самое трудное военное время дети не знали голода.

Росла младшая дочка умницей-разумницей, отец нарадоваться не мог, вот только росточком не выдалась. Когда в школу пошла, из-за парты не видно было, пришлось на сиденье что-нибудь подкладывать. Зато училась хорошо и легко. Особенно давалась ей математика. Брат, который учился уже в четвертом классе, просил ее сделать ему домашнюю работу, а за это разрешал ей покататься на велосипеде. Единственный сын в семье получил от отца такой подарок. Остальные — девчонки, только завидовали ему.

Закончилась учеба в школе. Семнадцатилетняя девушка сначала пошла работать в артель. Было как раз лето, и ее с другими артельщиками направили на заготовку пушнины. Ловили капканами сусликов в степи и сдавали. Так на первых порах зарабатывала Нина деньги и несла в семью.

Закончилось лето, а в сентябре она поступила в то же ПТУ, что находилось в селе Капустин Яр. Удивительной для особы женского пола специальностью овладела в училище Нина, да еще, учитывая отличные успехи, направлена была на специализацию в Астрахань. Вернулась оттуда с удостоверением сварщика-бетонщика 4-го разряда. Редкая для женщины профессия. Но, к сожалению, ни одного дня не пришлось ей, надев брезентовый костюм, водрузив щиток на лицо и зажав щипцами горелку, голубым пламенем сварить между собой металлические детали: муж настоял и не пустил ее работать в бригаду, где были одни молодые солдаты-строители.

И было за что тревожиться Виктору Ромашину. Ведь к этому времени его молодая жена была необыкновенно хороша: стройная, сероглазая. Но больше всего поражали его ее необыкновенно длинные и густые черные волосы, а платьице простое ситцевое, зеленое в цветочек...

Она его приворожила своей красотой в один из субботних вечеров на танцплощадке училища. И не только его. Брат Евгений, как потом выяснилось, тоже влюбился в нее с первого взгляда. Они и провожать ее до дома пошли вдвоем. Но пришлось брату уступить.

Но до свадьбы было еще далеко: Виктор заканчивал в 1959 году училище, а Нина поступала на первый курс. Встречались целых три года, пока Виктор на настоял: «Пойдем в ЗАГС». Родители в это время были в Займище, работали в рыбацкой артели. А молодые сами по себе, никому ничего не сказав, пригласили друга и подружку свидетелями и пошли в сельсовет. Все было буднично: в книге расписались, выдали свидетельство — всё! И вышли они из здания сельсовета уже мужем и женой.

Но надо же было все-таки родителям сказать. Пошли на рынок, купили «Шампанского», колбаски, фруктов, конфет, нагрузили на велосипеды и поехали в Займище.

Рыбацкая артель располагалась на противоположном берегу Ахтубы. Но их увидели, прислали лодку. Тут же, радуясь, что приехали в гости в выходной день, быстро сварили «тройную» уху, накрыли стол. Собралась вся бригада, ничего не подозревая. И только вечером, когда мама Нины взялась готовить им спальные места,Виктор показал свидетельство о браке.

Что тут началось! Все вокруг ожило: кто-то сбегал за горячительными напитками, кто-то жарил рыбу, несли овощи. Стол накрыли — и праздник гудел до утра!

А свадьба, настоящая, «крутая», которую гуляли всем селом, все-таки состоялась. И невеста была нарядная, вся в белом, и жених — в новом костюме. Сельский вокально-инструментальный ансамбль играл, и пели солисты и гости самые модные песни.

Все шло хорошо. Родилась первая дочь, назвали Наташей. А когда ей исполнилось 10 месяцев и 4 дня, Виктора призвали на срочную службу. Три года ждала его Нина, пока он, демобилизовавшись, вернулся домой из Казахстана, где служил в Сары-Шагане.

Семью надо было содержать, и Ромашин, заключил контракт на сверхсрочную службу. Его направили на «тридцатку» в дивизион, которым командовал подполковник Владимир Яковлевич Буер. 20 лет отслужил прапорщиком в должности техника 25-го отдела. А на пенсию ушел «Ветераном Вооруженных Сил СССР» в 1988 году.

И все это время рядом была она — его верная жена, мать его двух дочерей. 37 лет проработала Нина Николаевна в военторге, продавцом в «Хозяйке», книжном магазине, летом торговала овощами: все-таки там платили на 62 рубля 70 копеек, а 87. И это хоть не на большую сумму, но пополняло семейный бюджет.

О своем семейном гнездышке, пока Виктор служил в армии, она позаботилась сама: тесно и неудобно было жить с двумя детьми у родителей. И пошли она к генералу Вознюку просить квартиру. Так получила первую комнату с подселением в доме № 25 по улице Ленина. А когда дети подросли, на улице Волгоградской построили новый дом, где и выделили Ромашиным квартиру.

Так и живут они уже не один десяток лет здесь, где выросли девочки. Горе не обошло их стороной: тяжело пережили смерть старшей дочери. Зато вторая, Ольга, порадовала их внуками. Богаты наследниками Нина Николаевна и Виктор Павлович: двое внуков и внучка, которые подарили четверых правнуков.

Вот этим и живут, радуясь успехам своих детей, которые ни на день не забывают бабушку и дедушку, приезжая из Воронежа, Москвы и брянщины. И тогда в доме Ромашиных пахнет пирогами, а это значит, что здесь живет тихое и непоказное счастье двух любящих сердец, окруженных заботой близких.

Елена НЕЧАЕВА

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter