Орбита Знаменск
пн, 03 окт.
05:22
Знаменск
+15 °С, ясно

Житель Знаменска рассказал о работе на трудовом фронте в военные годы

15 мая , 11:34Общество
Фото: Предоставлено Дмитрием Кузьминым

Трудно и страшно было на передовой, где жизнь воина висела на волоске. Но чем измерить те лишения, которые перенесли наши соотечественники, оставшиеся в тылу? Непосильным трудом они вносили свой вклад в победу и свято верили: враг будет разбит!

Сегодня, несмотря на то, что возраст не позволил им гнать врага с родной земли с винтовкой в руках, они по праву заслужили быть рядом с участниками боевых действий в дни празднования Дня Великой Победы.

Отметил этот день и Дмитрий Григорьевич Кузьмин — один из участников трудового фронта в годы Великой Отечественной войны в Астраханской области. Детство и юность его прошли в нашем рыбацком краю, который в годы войны снабжал фронт не только рыбной продукцией, но и зарабатывал такую нужную стране валюту, поставляя на экспорт черную икру, белугу и других осетровых.

Отец Димы, Григорий Кузьмин, работал в инспекции рыбоохраны. Семья была большая: вместе с родителями двенадцать человек. Жили на момент рождения очередного сына (а Дмитрий Григорьевич появился на свет 18 сентября 1930 года) в селе Тузуклей Камызякского района. Этот период наш герой помнит слабо, поскольку был слишком мал. А вот когда ему исполнилось четыре года, отца перевели в Зеленгинскую инспекцию рыбнадзора. Этот период жизни ему запомнился хорошо.

«Одно время мы жили на острове Севкаспрыбвод. Кругом вода, дом стоял на сваях. А само село располагалось вдоль реки, где была пристань, к ней причаливали катера и пароходы.
Что сохранилось в памяти? Жили бедно. Рыба, конечно, была. Летом вдоволь, зимой порой не было совсем. Воблу, что с лета заготовили, к середине зимы уже съедали. А папаня с последней рыбалки приносил 3-4 окушка. Хлеба не было совсем. Отцу выдавали вместо муки крупу: перловую, пшенную».

Диме было 11 лет, когда началась война. Он тогда ходил в 3-й класс. Многих всем селом проводили на фронт. А отца не взяли. Ему, как говорила мама, выдали бронь. Рыбные промыслы находились под особым контролем Государственного комитета обороны СССР.

Особенно тяжело было в путину. Рыбы было много. Лодки подходили доверху заполненные сазанами, севрюгой, осетрами. И все, что добыли, сдавали в фонд помощи фронту. На вырученные деньги покупали самолеты и танки, которые громили врага на полях войны.

«А дома тоже приходилось помогать родителям по хозяйству. К работе нас приучали с малолетства. На огороде земля была сырая и вязкая. Чтобы там что-то росло, надо было привезти перегной со стана и перекопать, сделать грядки, иначе никакого урожая не будет.
Помню, осень пришла. Папаня со старшей сестрой на лодке Помню, осень пришла. Папаня со старшей сестрой в лодке привез дрова. Надо было разгружать. Вечер, дождь, темень, ничего не было видно, волны захлестывают лодку. А я вместе с младшим братом, которому было всего пять лет, помогал отцу...».

Дмитрий Григорьевич умолк, погрузившись в воспоминания такого далекого детства, в котором радости было немного. Вот и еще одно подтверждение тому:

«Летом, когда одолевала мошка, мучились не только люди, но и животные. Чтобы как-то им помочь, прибегали к так называемому «куреву». Его делали из сухого конского навоза, а за ним надо было на лодке плыть в Зеленгу. Там в конюшнях набирали навоз, таскали его в лодку. По течению отправлялись к себе домой. Вечером ведро с подожженным «куревом» заносили в коровник. Дым убивал миллиарды комаров и мошки. После окуривания в закрытом коровнике корова могла до утра спасаться».

Школу Дима Кузьмин закончил на отлично. Отец повез его учиться в Астрахань. В ремесленном училище у юноши проявился Богом данный дар не только виртуозно ремонтировать, но и собственными руками делать мелкую, тончайшую работу. Учился Дмитрий успешно и закончил училище с дипломом слесаря 5-го разряда по промышленному оборудованию.  Дмитрий Кузьмин в 1949 году оказался гражданским служащим в мастерских 3-й площадки 4 ГЦП.

В 1952 году был призван на срочную службу и направлен в 22-й гвардейский танковый полк Забайкальского военного округа. Прошел шестимесячные учебные курсы, где изучал ремонт и обслуживание стрелкового вооружения. А затем оставшееся время до демобилизации занимался ремонтом и обслуживанием военной техники.

Отслужив положенные три года, вернулся бывший гвардии рядовой Дмитрий Кузьмин в закрытый военный город ракетчиков. Надо было как-то устраиваться и жить на гражданке. Другой бы растерялся, а он, недолго думая, отправился на прием к самому начальнику полигона и не прогадал. Генерал-полковник, выслушав, посмотрел документы с воинской части, где служил, и вопрос был решен: ему дали место в общежитии и работой обеспечили в той же части на «тройке», где он трудился до призыва в армию.

За долгие годы жизни у Дмитрия Григорьевича было столько разных событий и перемен, что хватило бы для написания объемного романа, куда вошли бы и его метания в личной жизни, смена мест жительства и работы. Он прожил большую и интересную жизнь, о которой рассказывает, смеясь, ни о чем не жалея, кроме того, что связано с большой и светлой любовью, настигшей его уже после того, как был ранее женат и имел детей. С Надеждой душа в душу прожили они 26 лет. Её не стало, но смириться с этим у него по-прежнему нет сил, хотя прошло 16 лет.

«Я иногда и сам удивляюсь тому, что даровано мне судьбой: трудное военное детство не сломило, а только закалило меня, и это помогло мне самостоятельно найти свой путь в большую жизнь. А она оказалась сложной, разнообразной, интересной. И такой долгой, что, оглянувшись в ее начало, с трудом осознаешь: все это было и остается со мной».